Майкл Мехаффи: «Новосибирск осчастливил машины — пора порадовать людей»

Майкл Мехаффи: «Новосибирск осчастливил машины — пора порадовать людей»На прошлой неделе в Новосибирске побывала целая делегация архитекторов — они приезжали в город по образовательной программе Института «Стрелка», ДОМ.РФ и минстроя России Архитекторы.рф. Вместе с ними город посетил и известный во всём мире урбанист профессор Майкл Мехаффи. Перед переполненным залом НГУАДИ он рассказывал о том, как спланировать невероятно быстро развивающиеся мегаполисы, насколько важное место в них занимают общественные пространства и как их создавать. На следующий день Майкл Мехаффи согласился погулять с корреспондентами НГС по городу: он рассказал, какой видит сибирскую столицу, в чём её основные проблемы и как их можно решить.

Справка: Майкл Мехаффи — урбанист, дизайнер, исследователь, консультант по стратегическому развитию. В 2015-2016 годах он был приглашённым экспертом ООН при разработке «Новой программы развития городов», а также консультировал КБ «Стрелка» по проекту «Моя улица» в Москве, по которому за 3 года реконструировали больше 100 улиц. Президент компании Structura Naturalis Inc., исполнительный директор фонда Sustasis Foundation, который помогал восстановить города после катастроф. Старший научный сотрудник Centre for the Future of Places в Королевском технологическом институте в Стокгольме. Автор более 20 книг и множества научных исследований, занимается городским планированием и консультированием как частных компаний, так и представителей власти в США, Европе, Латинской Америке и Азии.

На лекцию Майкла Мехаффи собрались не только архитекторы, но и девелоперы, и местные общественникиКогда мы встречаемся с Майклом Мехаффи в отеле, урбанист с сожалением признаётся: у него совершенно не было времени как следует познакомиться с Новосибирском. Но при этом говорит, что был впечатлён тем разнообразием стилей и эпох, которые наслаиваются друг на друга в нашей застройке.

— Город сейчас пытается найти своё лицо, это заметно, — говорит Майкл Мехаффи. — И я думаю, что это отличная возможность сфокусироваться на людях при планировании, найти более человечный масштаб архитектуры и способы нормально жить вместе. Это есть [и сейчас], но фрагментами — задача в том, чтобы эти фрагменты соединить.

Новосибирск и в самом деле похож на Чикаго, подтверждает урбанист расхожую теорию, — тот тоже очень быстро вырос. Но ситуация Новосибирска больше похожа на проблемы городов, построенных в США после Второй Мировой войны как центры науки и технологий: «Как взять этого неряшливого подростка и превратить в зрелого взрослого человека».

Улицу Урицкого профессор назвал одним из примеров правильно и комфортно для людей организованной улицыОдним из признаков такого «зрелого» города профессор Мехаффи считает комфортные улицы. Улица Урицкого, по его мнению, может послужить в этом плане отличным примером.

— Это очень приятная для жизни улица: с деревьями, [невысокими] зданиями, пешеходной зоной. Можно сделать то, что здесь хорошо, ещё лучше, и использовать как образец там, где всё не так хорошо.

Припаркованные вдоль проезда автомобили его не смущают: они защищают деревья и людей на тротуаре от движения на дороге. А овощная лавка урбаниста и вовсе обрадовала: по его словам, такие лавки не только дают людям возможность купить что-то полезное, но и встретиться, и, например, обсудить новости.

Пешеходная улица играет ту же роль — социализации, объединения людей. Но реализовывать такой проект нужно осторожно, предупреждает профессор Мехаффи.

— Нужно выбирать, в какие схватки ввязываться. Лучше взять небольшой проект, который вы можете сделать быстро, и показать людям его преимущества, чем взять большую улицу, перекрыть её и вызвать недовольство большого числа людей.

Если климат не позволяет делать общественные пространства открытыми, их можно закрытьЭто поможет и в том случае, если жители просто протестуют против чего-то нового и непривычного. Но в любом случае их мнение нужно уважать и пытаться включить их в процесс, работать с людьми, а не для людей, дать им возможность самим решать какие-то задачи, заинтересовать и процессом, и результатом.

Для холодного, не располагающего к прогулкам большую часть года Новосибирска отличным решением стали бы крытые общественные зоны — в том числе и пешеходные улицы. В качестве примера Мехаффи называет галерею Витторио Эммануила II в Милане, построенную ещё в XIX веке. Впрочем, и торговый переход под Красным проспектом вполне может быть таким примером.

Постоянный недостаток зелени, по мнению профессора, вполне можно решить архитектурой: главное — поместить человека в естественную природную среду. Она может быть отражена и в узоре фасадов зданий, и в дизайне лавочек и киосков, и с помощью материалов, из которых всё это строится.

Со временем мы отказались от излишнего декора, хотя он очень важен — он окружает людей орнаментами из естественной, комфортной среды— Иногда орнамент становится более важным атрибутом, чем нам кажется. Мы раньше считали, что все эти украшения — это лишнее, но значение орнамента преуменьшено. Озеленение — это хорошо, но не обязательно понимать его буквально, — замечает Мехаффи.

Новосибирск, как и многие другие мегаполисы, — постоянно расползающийся от центра к окраинам город. Это негативно влияет на качество жизни самих горожан, на экологию, на экономику. Решить эту проблему сложно, но возможно.

— Это то, что я делал, например, в Портленде (Орегон). Мы построили новый городской центр на окраинах: смешанные районы с жилыми домами, магазинами, рабочими местами. А потом мы построили вокруг жилые дома, и у них появился собственный «городской центр», место, куда можно пойти.

С одной стороны, граффити, по теории разбитых окон, — это знак, что место небезопасно. С другой стороны, это тоже позитивный способ социализации — нужно просто сделать его более цивилизованным, выделить специальные зоны, которые впоследствии могут стать даже туристическимиТакой подход урбанист называет urban acupuncture, когда проект действует как иглоукалывание: очень маленький сам по себе, он способен создать нечто большее вокруг. К этому процессу можно привлекать, например, крупных предпринимателей: уговаривать их строить помимо производства коммерческую зону рядом, жильё, чтобы больше людей могли работать в том же районе, где живут, а не ездить куда-то каждый день. Такие же зоны могут строиться и вокруг крупных транспортных узлов и развязок.

При этом нужно последовательно уплотнять город, от окраин к центру, считает Мехаффи. Это в свою очередь позволит снизить число машин на улицах, решит проблему пробок и парковки: если горожане могут дойти до работы или магазина пешком, им не потребуется автомобиль, который достаточно дорого стоит и сам по себе, и в обслуживании.

Новые дороги и парковки, которых постоянно требуют автомобилисты, только усугубят ситуацию: на самом деле это вызовет дополнительный спрос на них и приведёт к тому, что люди ещё активнее станут пользоваться автомобилями.

Майкл Мехаффи: «Новосибирск осчастливил машины — пора порадовать людей»— Но нельзя фокусироваться только на негативных факторах, потому что в конце концов вы получите водителей, которые говорят: «Как вы посмели». <…> Вы должны дать им простой, удобный и приятный общественный транспорт, каршеринг, возможность ходить по городу или жить и работать в одном месте, — рекомендует Майкл Мехаффи. — В английском языке есть выражение silver bullet: серебряная пуля убивает оборотня, который убивает всех. Так вот не ищете серебряную пулю, найдите серебряную автоматную очередь. <...> Думаю, Новосибирск проделал отличную работу, чтобы сделать счастливыми машины. Теперь пора порадовать людей.

С пешеходными путями в Новосибирске пока, мягко говоря, не всё гладко. Предназначенный исключительно для пешеходов променад в центре Красного проспекта пустует — в первую очередь потому, что не выглядит безопасной зоной.

— Если я хочу пройти вперёд, я вижу только машины. Я не вижу путь по бульвару, и мне просто страшно [туда идти]. Поэтому важно не только сделать пешеходные пути функционально, но и визуально, чтобы люди их видели.

Красный проспект профессор Мехаффи переходит с опаской: хотя переход обозначен и машины останавливаются, чувства безопасности на дороге не возникает, заметил онКакой-то абсолютной цифры необходимого баланса между людьми и автомобилями не существует: всё зависит от масштабов города, застройки. В Нью-Йорке, например, очень мало автомобилистов, а в небольших городках с низкоэтажной застройкой, наоборот, много — и это нормально.

— Не забывайте о принципе моего коллеги Сержио Порты: оптимальное расстояние между транспортными артериями в городе должно составлять примерно 400 м. В этой сетке люди оптимально перемещаются и находят себе место. Суть в масштабе города, а не в абсолютном числе жителей или автомобилей в нём. И баланс между пешеходами и автомобилями не в количественном отношении, а в пространственном.

Проблема, которой сейчас занимается ООН, — это невероятный рост мегаполисов. В последние 40 лет города развивались быстрее, чем в предыдущие 2000 лет, замечает Майкл Мехаффи, и это развитие должно быть урегулированным, а не хаотичным. Но сейчас нас ведут краткосрочные цели, а долгосрочных задач, которые действительно нужны, почти не ставится.

При этом если сменить подход к планированию, то изменения придётся вносить и в экономику.

— Нам нужно менять финансовые инструменты, чтобы мы могли потенциальный рост будущего переносить в сегодняшний день, чтобы финансировать текущие проекты, — поясняет профессор. — Например, мы хотим сделать общественное пространство, но у нас нет денег. Мы можем найти эти деньги через повышение стоимости объектов частной собственности вокруг этого общественного пространства. По-английски это называется land value capture (буквально «захват стоимости земли». — Прим. ред.). Это можно реализовать через налогообложение: повысилась стоимость объекта застройщика за счёт того, что город рядом построил парк, — налог будет, условно, не 10%, а 12%.

Чтобы избавиться от пустырей, нужно вводить новые налоги — тогда девелоперам будет невыгодна пустующая земля, считает урбанистЭто, в частности, может помочь с проблемой «застоя земли», когда участки даже в центральной части города могут пустовать и не осваиваться десятилетиями: при повышении налога девелоперу будет дешевле застроить участок, чем держать его в собственных активах.

 

Но власть, которая принимает такие решение, как и сами города, должна быть полицентричной. Формально она и сейчас такая: есть правительство страны, региона, местная власть. Но помимо правительства (government) нужно ещё и управление (governance), которое тоже должно быть разделено.

— Должны быть активисты в локальном соседском сообществе, которые увидят неправильно уложенный камень и поправят его, наведут порядок на местах. Таким образом, появление чего-то нового будет происходить не хаотично, а так, как нам нужно.

На вопрос, как убедить людей в том, что им это нужно, Майкл Мехаффи мудро замечает: «Люди не дураки, вообще-то, они сами всё поймут. Но всем нам нужно время на понимание».

Лиза Пичугина

Фото Александра Ощепкова